О нас
Амбулатория
Лаборатория
Галерея
Контакты
 

Задать вопрос доктору

Образовательные программы

Инсульт

Вегетативное состояние

Стволовые клетки

Черепно-мозговая травма

Выездные консультации и лечение

Лечение лазером грыжи межпозвонковых дисков

Лечение и реабилитация в России и за рубежом

Лечение и уход за пролежнями

Наркоз ксеноном

Гипотермия

Госпитализация

Подготовка к авиаперелету, поездке в отпуск

Ссылки

Сотрудники отделения

ENGLISH VERSION

O'zbek tilida versiya

Version Тоҷикистон

版本:中文

Ассоциация специалистов по лечению заболеваний центральной нервной системы

 

Реплика

(в защиту прикладной науки, приглашение к дискуссии)

Вернулся в отделение после очередного совещания у директора института. Последняя информация: финансирование по штату наука будет только по грантам, а грант можно получить только, если предлагаемое исследование является фундаментальным или если это исследование можно отнести к «трансляционной медицине».

Мои мысли по поводу этих требований.

1. Фундаментальность. Я занимаюсь медициной и медицинской наукой 43 года. Не претендую на всеобъемлимость, сугубо мой личный взгляд. Фундаментальные научные и технологические исследования в практической медицине воплотились в методики и аппараты для диагностики, мониторинга, протезирования выпавших функций. Примеры очевидны. Есть достижения в фармакологии, особенно в химиотерапии опухолей. Но несомненная фундаментальная обоснованность фармакотерапевтических предложений in vitro далеко не всегда подтверждается in vivo. Генетика дала более глубокое понимание некоторых патологических процессов, но пока далека от роли «путеводной звезды» в практической медицине. Все, что можно обобщить под комплексом исследований «клеточные технологии» чрезвычайно интересно с общебиологических позиций, полезно с точки зрения получения биологических протезов тканей и органов, но мы с уважением и пониманием относимся к тому, что весьма осторожно, фрагментарно разрешаются на законодательном уровне практические исследования в этой области. Не буду продолжать, повторюсь, что мои представления о фундаментальности в медицинской практике ограничены сложившимся за долгие годы работы стереотипом мышления врача анестезиолога-реаниматолога, надеюсь, что коллеги расширят рассуждения о фундаментальности в практической медицине.

2. Трансляционная медицина. Мне это направление издавна известно как «from bench to bedside» (вариант перевода - от скамейки к постели больного). Легкая ироничность этого словосочетания, на мой взгляд, вполне оправдана. Мостик между фундаментальными исследованиями и врачеванием – довольно сложен, требует своих концепций, принципов организации, механизмов практических воплощений. Как обстоят дела на практике. Важнейшие, на мой взгляд, медицинские открытия не были транслированы из фундаментальной науки, а родились скорее в повседневной научно-прикладной медицинской практике. Я к ним отношу вакцинацию, общее обезболивание (наркоз), асептику и антисептику, антибиотики, инсулин, глюкокортикоиды. Все это определившее на многие десятилетия лицо медицины было внедрено в практику с определенной мерой авантюры. Эти большей частью практические наработки оказали полезное влияние на фундаментальную науку. Кстати, механизмы «наркоза» до настоящего времени являются предметом фундаментальных исследований, проблема далеко не решена, что никак не препятствует развитию и успешному повседневному применению современных методик анестезиологического обеспечения.

Из того, что происходило и происходит на моих глазах, в чем я принимаю непосредственное участие. Разработанные в институте им. проф. А.Л. Поленова хирургические доступы к внутричерепным опухолям различной локализации, методики анестезиологического обеспечения и электро-физиологического контроля позволили в разы снизить не только послеоперационную летальность, но и инвалидизацию пациентов. Методика сохранения в ходе операций на основании черепа обонятельных трактов позволяет оставить больному один из важнейших и приятных сенсорных каналов. Все это не относится к фундаментальным научным исследованиям, но имеет для людей очень большое значение. Выскажусь более образно – методика эффективного и наименее неприятного для больного лечения, вскочившего на заднем месте «чирия» не может быть предметом фундаментальных исследований, но она нужна человечеству не меньше, чем знания о биохимических особенностях протекания воспалительного процесса в этом месте. Так зачем с такой ничем не оправданной однозначностью отвергать необходимость и ценность прикладной медицинской науки?

Еще один аспект. Чтобы проводить исследования по трансляционной медицине необходимо прежде всего определить «объекты для трансляции». Надо четко понимать, что в фундаментальных исследованиях можно и пора «транслировать» в тот раздел медицины, которым ты занимаешься. В руководимом мною отделении довольно успешно перенесли в практику концепцию естественных пассивных оборонительных реакций (запатентована основанная на этой концепции методика анестезиологического обеспечения). На основе фундаментального нейрофизиологического направления – устойчивые патологические состояния ЦНС – мы разработали и получили патенты на изобретения

методики лечения больных с длительными нарушениями сознания, нейровегетативной стабилизации и лечебной доминанты при тяжелых повреждениях головного мозга. Из фундаментальных исследований о реакциях мозга на прямое воздействие родились наши представления об укороченных рефлексах, возникающих в ходе прямого многофакторного воздействия на головной мозг нейрохирургического вмешательства. Научно-практическая значимость проводимых нами исследований многократно доказана. Но их трудно отнести к фундаментальным. Поэтому впредь эти исследования не будут оплачиваться?

Целенаправленно просмотрел несколько зарубежных журналов по анестезиологии и интенсивной терапии. Опубликованные в них исследования, судя по всему, ценятся и хорошо оплачиваются, но не относятся к фундаментальным.

Таким образом, на мой взгляд, прикладная медицинская наука во многом сотворила современную медицину и имеет непреходящую ценность для человечества. Прекращение ее финансирования – это серьезная ошибка.

 

Заслуженный врач РФ,                     

д.м.н., профессор  Кондратьев А.Н.